18.10.2019
Витамин - гормон D. Революция взглядов и ошибки лабораторий. Сколько в сутки и как прочесть анализ?

Что нам известно из последних исследований на сегодня?

 

Витамин D способен подавлять конкретный вариант иммунологической реакции “Th17”, вызывающей аутоиммунные заболевания, в т.ч. рассеянный склероз. Из протокола Коимбра следует, что витамин D является основным регулятором иммунной активности, положительные результаты были получены в 95% случаев при лечении рассеянного склероза. Играет роль генетическая “частичная невосприимчивость” к витамину D, поэтому должны использоваться большие дозировки витамина для достижения положительного и устойчивого результата (https://protocolcoimbra.ru).

Рецепторы витамина D находятся в кишечнике, иммунных клетках, молочных железах, предстательной железе, головном мозге и даже сперматозоидах. 

Гормон D регулирует около 4 500 генов в клетках иммунной системы (https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/29593729), является неотъемлемым участником здоровой микробиоты. Но сегодня не об этом, а о наболевшем. Та информация, которой до сих пор слишком мало в открытом пространстве.

 

1. Безопасная ежедневная дозировка и практически применимая дозировка в долгосрочной перспективе. Смотрите эпизод видео из моего вебинара («Гормон D»): 

РЕКОМЕНДУЮ ЧИТАТЬ ДАЛЬШЕ ПОСЛЕ ПРОСМОТРА ВИДЕО

2. Даже несмотря на изменение парадигмы в сторону 70-110 нг/мл, а вовсе не 30-70 нг/мл, как пишет большинство лабораторий, вновь встает вопрос того, как же результаты трактовать?!

Обращение к лабораториям. Меняйте референсы! Это феноменальный стыд! Некоторые (по регионам) ставят референсы в 20-50 нг/мл (как норма). Вы откровенно вводите людей в заблуждение. 

Почему в заблуждение? Ответ простой и доступный. Большинство интересующихся, смотрят витамин Д (учимся говорить гормон Д)  по методу ИФА. Если и вы находитесь в их числе, будьте добры делить итоговые значения на 2 – 2.5. Ваши 100 нг/мл, это от силы истинные 50 нг/мл. Лаборатории почему-то не считают обязательным предупреждать пациентов о том, что ИФА в определении гормонов – метод НЕ надежный. 

Базовым исследованием для определения витамина – гормона D, является тандемная хромато – масс – спектрометрия (ХМС). Собственно, не нужно падать в обморок, если по итогам 2-х месячной терапии на как – будто бы высоких дозировках (5 000 МЕ/сут и выше), по ИФА методу выплывает цифра в 100-140 нг/мл (подобное встречается у детей). Еще раз повторюсь, что такие цифры необходимо поделить минимум на 2. Никаким токсическим эффектом (как это указано в лабораторных референсах, по типу > 100 – возможен токсический эффект) и не пахнет! Пациенты, которые затем пересдают по методу ХМС, получают из своих 100 (в лучшем случае), цифры 30-40.  А самое опасное, что получая как – будто бы предельные значения, пациент в экстренном порядке завершает прием Д, за месяц обрушиваясь обратно в дефицит. 

Не призываю вас бежать и выискивать ХМС (до сих пор мало лабораторий использует его), просто имейте ввиду, что есть цифра на бумаге, а есть искусство ее расшифровки с учетом всех нюансов.  Ну и не забывайте делать перерыв от приема витамина в 5-7 дней перед контрольным исследованием. 

Прекрасное детализированное исследование на тему ИФА и МС от 2013 года с выводом о “отрицательных изменениях и значительной неправильной классификации результатов по ИФА”. (https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pmc/articles/PMC4045297/

 

3.    Меня тяжело вывести из себя, но вопросы с солнцем и приемом аквадетрима делают это легко. Когда вы спрашиваете про солнце, сразу же вспоминайте историю с солнцезащитными кремами (они до 90% снижают вашу чувствительность к солнцу), а также о полиморфизмах и мутациях гена VDR (картинка следом).  Про солнце забыли.  

Ничего не имею против производителей Аквадетрима, только против их состава и формы, которую они используют. Очень бы хотелось наблюдать на нашем рынке нормальный витамин, чтобы мы так фанатично не вспоминали про Iherb. 

В составе Аквадетрима, помимо сахарозы (привет бактериям и грибам), содержится и бензиловый спирт. К слову, он в разы более токсичный, чем этиловый и метиловый. Учитывая, что такой вот составчик рекомендуют маленьким детям, да и в практике он используется с 1-3 месяца жизни, возникает много опасений по поводу тяжелого отравления и аллергических реакций. Надеюсь, производитель рано или поздно рецептуру заменит. 

 

4.    Мутации VDR и синергисты гормона D. 

Речь о рецепторе витамина D. В Латинской Америке и Европе до 70-90% населения являются носителями полиморфизма рецептора. Это плохо, потому что однозначно влияет на синтез витамина D, его метаболизм. Соответственно, если вы являетесь носителем гетеро- или гомозиготы VDR, никакая история с 2 000 МЕ для профилактики (взрослому) не подойдет. Очень яркий пример по детям из моей практики. Было пару случаев когда дети, носители полиморфизмов рецептора на нескольких участках, выплывали на цифры в 40-60 нг/мл (по ХМС), лишь при использовании высоченных дозировок (как пример 12 000 МЕ х ежедневно, в возрасте 7 лет или 5 000 МЕ в 2 года) в сопутствии целого ряда синергистов, делайте выводы. SNPs (полиморфизмы) VDR играют роль во многих разрушительных процессах (из – за низкого витамина Д), от рака груди до апноэ. В 2019 году, VDR признан генетическим биомаркером туберкулеза в определенных популяциях (https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pub media/30822458)

 

Заметка синергистах. Без них с VDR работать невероятно сложно, даже 20 000 МЕ в сутки (витамина D), могут не давать прироста в мизерные 5-10 единиц. Боитесь камней в почках и высокого кальция? К2 (MK-7) вам в руки!

Моей задачей было не просто ознакомить вас с новой парадигмой относительно гормона D, но и напомнить, генетика - голова, а пить даже кучу суплементов ”зная их механизм действия”, не всегда достаточно для успеха (пример VDR).

 

Руководитель и создатель проекта

Попов Владимир Евгеньевич – врач-невролог, нутрициолог, специалист интегративной медицины.